– Деньги есть, жилье тоже, детьми мужа никто не напрягает. Почему же он категорически не хочет третьего ребенка? – размышляет Вероника

 
У Вероники двое детей, девочка и мальчик, трех и шести лет. Дети умненькие, ухоженные — мама из Вероники получилась замечательная. И хозяйка хорошая. С детьми занимается с удовольствием, от них никогда не устает, не раздражается и искренне не понимает знакомых мамочек, которым «тяжело в четырех стенах» и время от времени нужно «отдохнуть от ребенка». У Вероники нет такой потребности. Хотя с детьми она постоянно сама и одна.
 
Муж все время предлагает взять няню в помощь, хотя бы на несколько дней в неделю. Но Вероника отказывается наотрез. Чужой человек в доме ей совсем не нужен, а если вдруг случится какой-то форс-мажор, с детьми всегда посидят бабушки. Они все время предлагают помощь и с большим желанием общаются с внуками.
Впрочем, серьезный форс-мажор за шесть лет материнства в жизни Вероники случился от силы раза три. В остальное время со своими детьми она справляется сама.
Вероника сидит дома и абсолютно не рвется в «большую жизнь», и муж ее этому очень рад. Обеспечивать семью — задача мужчины, и он с этой задачей неплохо справляется. За Вероникой крепкий тыл и уход за детьми, и к ней тоже нет никаких нареканий. Муж не задумывается, откуда в шкафу наглаженные рубашки, а на столе горячий борщ, жена не считает копейки и не раздумывает, откуда берутся деньги в тумбочке. Это не ее забота.
Все довольны, всех все устраивает, патриархальная семья.
Единственный момент, который немного всегда удручал Веронику — муж категорически не хочет третьего ребенка.
 
Мол, двое есть, дочь и сын — хватит. Их еще поднять нужно, на ноги поставить, дать им по максимуму. Об этом не раз говорили, обсуждали, спорили — позиция мужа остается прежней. Просто нет, потому что нет.
А у Вероники проблема — она беременна. Так получилось, она не специально. Честно пила таблетки, но в середине месяца съела что-то не то, и получила легкое несварение желудка. Видимо, таблетка не усвоилась, и вот результат. Срок совсем еще маленький. Тем не менее у Вероники уже есть черно-белый снимочек узи, она уже мечтает о новых «розовых пятках» и подбирает имена.
Но муж и слышать об этом не хочет. Никаких больше детей. Нет и все. Его позиция была известна заранее, и ничто ее не поколеблет. Если так получилось — ну что ж, значит, аборт. И без вариантов.
Вероника ревет и  не может взять в толк, почему муж против? Ну почему?
Квартира есть, деньги тоже, вещей после двоих детей осталось столько, что можно еще троих одеть, на малыша денег много не надо, а загадывать на двадцать лет вперед — так это полный бред, тогда и одного-то рожать не нужно было, а вдруг что. Материальный аспект, на который напирает муж, Вероника считает просто отговоркой. Двоих родили, и муж не сомневался, что двоих они поднимут и дадут им все, что надо. А с третьим будет прямо принципиальная разница? Да ну, несерьезно…
 
 
Детьми Вероника мужа никогда не напрягает, все делает сама, и кормит, и ночами успокаивает, и лечит, если нужно. Претензий к мужу никаких, дома он только отдыхает, к детям подходит исключительно тогда, когда хочет сам поиграть. На работу Вероника выходить не планирует в ближайшие лет десять, с полного одобрения супруга. Ну и вырос бы еще один малыш рядом с двумя еще имеющимися. Но муж об этом и слышать не хочет.
Идти на аборт при наличии мужа и всех условий для воспитания ребенка? — у Вероники такое просто в голове не укладывается.
Неужели можно вот просто так, без особых на то причин, не хотеть детей?
Отправлять законную жену прервать беременность, да еще и против ее желания — это же ведь тоже не просто морально и физически. Должен же быть веский повод на этом настаивать, скандалить, выдвигать ультиматумы? «Мы не сможем ему купить квартиру, ему придется скитаться по чужим углам. Им всем троим теперь придется скитаться и голодать, потому что ТРИ квартиры мы не осилим» — ну бред же? Если осилите две, то что-нибудь придумаете через двадцать-то лет. Это разве повод не рожать сейчас?
Что думаете?